Весь следующий день мы провели в Иерусалиме. Для иудеев, мусульман и христиан Иерусалим — это Святой город. Для христиан это город крестной смерти и Воскресения Христа. Мы провели в Иерусалиме 2 дня, и первый день начали с посещения Русской Духовной Миссии (сокращенно – РДМ).

Сейчас миссия располагается за стенами старого города в Троицком соборе. Миссия была создана архимандритом Антонином Капустиным во второй половине 19-го века, который на пожертвованные ему русские деньги скупил много земли в Иерусалиме и других городах Израиля и построил в этих городах много храмов, монастырей и странноприимных домов, которые могли принимать русских паломников. За прошедшие годы по разным причинам от этого богатства остались только крохи.

Например, все строения и землю РДМ в Иерусалиме отдал городу за бесценок бывший правитель России Никита Хрущев, и от былого величия Миссии остался только Троицкий Собор и площадь перед ним размером примерно 15 на 7 шагов, которая называется Московской. А земли Горненского монастыря, основанного А. Капустиным, мэрия Иерусалима использует для нужд города как свои собственные, не спрашивая разрешения у монастыря. То же происходит и в других городах страны – Магдале и на побережье Галилейского моря.

В Троицком Соборе при участии местного священника и о. Олега мы совершили молебен об успехе нашего паломничества и направились в Греческую патриархию на прием к Иерусалимскому патриарху Феофилу III. Патриархия находится в старом городе, имеющем многовековую историю.

Иерусалим был завоеван царем Израиля Давидом три тысячи лет тому назад, а его сын Соломон построил на храмовой горе Иерусалимский храм. За многовековую историю город и храм многократно разрушались и восстанавливались. В конце VI века до Рождества Христова Иерусалим и храм были разрушены Вавилонским царем Навуходоносором, а население города угнано в плен. Примерно через 70 лет, по возвращении евреев из плена, храм был ими восстановлен.

В 70-м году после Рождества Христова город и храм были разрушены римскими войсками Тита и Помпея. Во втором веке, после подавления восстания иудеев, на месте Иерусалима был построен римский город Элия Капитолина, а на храмовой горе был возведен храм Афродиты. В IV веке усилиями царицы Елены, матери Византийского императора Константина Великого, началось христианское возрождение Иерусалима – были обретены многие христианские святыни и стали сооружаться храмы и монастыри. Далее, на протяжении веков Святую Землю и Иерусалим многократно захватывали и разрушали разные завоеватели - в начале VII века она были завоевана персами, которые убивали монахов, разрушали монастыри и храмы и уничтожали находящиеся в них святыни.

В середине VII века Святая Земля попала под власть мусульман. В XI веке она была завоевана крестоносцами и началось возрождение храмов и христианской жизни, которое продолжалось недолго, так как уже в XII веке крестоносцы были изгнаны из Святой Земли, и она снова попала под власть мусульман, которая (с небольшим перерывом) сохранялась до середины прошлого века, когда по решению ООН на ней было создано государство Израиль. Старый город, в котором находятся многие христианские святыни – храм Гроба Господня, Голгофа, дом первосвященника Каиафы, Претория, где происходил суд над Господом, и многие другие места, - почти не изменился с XVI века и окружен 4-х километровой стеной, построенной султаном Сулейманом Великолепным. Со времен мусульманского владычества многие христианские святыни находятся в руках мусульман. Например, место Вознесения Господа на Елеонской горе, и паломников пускают туда за плату. Им же принадлежит гробница Лазаря Четверодневного и много других святынь.

Итак, мы шли в патриархию на прием к Иерусалимскому патриарху по улицам старого города, которые очень сильно отличаются от улиц наших и европейских городов. Улицы узкие, 4-5 шагов шириной, вымощены крупными камнями, по обеим сторонам сплошной стеной стоят высокие каменные дома, и такое ощущение, что идешь по коридору в каменном доме. Но наш гид уверенно вела нас по этому лабиринту улиц и привела в патриархию.

Патриарх Феофил III задержался примерно на час, и мы, вместе с двумя или тремя группами паломников из России, ждали его в роскошном зале для приема гостей. Встреча с Патриархом мне запомнилась тем, что его речь заглушалась пением муэдзина с минарета, которое доносилось через открытую на балкон дверь. Это пение муэдзинов сопровождало нас в течение всей поездки и будило по утрам, так как окна в гостинице из-за жары постоянно открыты, а муэдзины начинают петь в 5 часов утра.

Из патриархии мы прошли на крышу храма Гроба Господня, где матушка много рассказывала нам об истории Иерусалима и Иерусалимского храма, построенного на храмовой горе, где сейчас стоят мечети Аль - Акса и Омара. Приведу один из ее рассказов о состоянии Ветхозаветной Церкви перед пришествием Спасителя. В последние 40 лет перед пришествием Христа дым от сожжения жертв не поднимался вверх, а стлался по земле, то есть Господь не принимал жертву. А в последние 200 лет перед Его пришествием сменилось около двухсот первосвященников, каждый год по одному, причем они погибали в Святая Святых храма, когда входили туда с жертвенной кровью. Поскольку в Святая Святых можно входить только первосвященнику и только раз в году, то первосвященнику перед входом привязывали к ноге веревку, что бы при звуке падения тела его можно было вытащить.

Потом у нас был Крестный путь, по латыни улица скорбного пути называется Via dolorosa. Он начинается от Гефсиманского сада и кончается Голгофой, находящейся в храме Гроба Господня. В Гефсиманском саду матушка Евфалия показывала нам 7 или 8 маслин, которым несколько тысяч лет и которые могли там быть в ночь тайной вечери. Поскольку Иерусалим многократно разрушался и заново возрождался, то, конечно же, мы шли не по тем улицам и камням, по которым шел Господь, - их давно уже нет. Но основные места и постройки были определены еще в древности равноапостольной царицей Еленой.

Это претория Пилата, где он судил Господа и приговорил Его к смерти, место, где Господь подвергся бичеванию, тюрьма, где Он содержался короткое время после приговора синедриона. Всего на скорбном пути находится 14 мест поклонения, например, место, где Господь упал под тяжестью креста, и солдаты заставили нести крест Симона Киринеянина, место встречи с Вероникой, которая отерла платком пот и кровь с Его Чела, место встречи с Матерью – Пресвятой Богородицей и другие.

Нынешний крестный путь, по которому идут паломники, установлен католическими монахами францисканцами в XVI веке, считавшими, что Пилат судил Господа в крепости Антония. В этой крепости нам показывали часть Лифостротона – судилища Пилата, и каменную плиту, с выбитой популярной в Римской армии «Царской игрой», которой развлекали себя римские солдаты, чтобы убить время. Интересно, что в древности крестный путь проходил по иному пути, южнее храмовой горы, и по нему ходили паломники из Византии.

На этом пути находится дом Каиафы и дворец Ирода Великого, который, как считают некоторые историки, был резиденцией Пилата. Однако это нисколько не умаляет ценности существующего скорбного пути, так как к нему нужно относится как к иконе на местности, а икона передает не столько портретное сходство с образом изображенного на ней святого, сколько его духовный облик.

Сама улица скорбного пути Via dolorosa ничем не отличается от других улиц старого города,она такая же узкая и заполнена народом, как на демонстрации. В основном это туристы. Но много и местных: одетые в черное евреи с белыми веревочками на поясе и в мохнатых меховых шапках, мусульманки в длинных хиджабах, эфиопы в белых балахонах, и такие же, как мы, паломники из России. Нормально идти нельзя, - можно только уворачиваться и пробираться сквозь толпу этих людей, иногда прижимаясь к стене, чтобы пропустить проходящую машину.

Около храма Гроба Господня улицы имеют другой вид – вместо домов они обрамлены лавками с самыми разными товарами: крестами, иконами, свечами, миром, нардом и прочей церковной утварью; лавки с коврами и молитвенными ковриками, платками и шарфиками, жемчужными нитями и гребнями из оливкового дерева; лавки с узконосыми кувшинами и лампами Алладина; лавки с восточными пряностями, лимонадом, рахат-лукумом и другими сладостями. И продавцы этого товара беспрерывно кричат и зазывают покупателей и настолько назойливы, что только за руку не хватают проходящих мимо них людей. Стоит толчея и гвалт – и это Скорбный путь. Подумалось, что улица Скорбного пути является символом нашего мира, яркого и кричащего, погрязшего в суете, толчее и торговле, забывшего своего Спасителя и попирающего Святыню.

Via dolorosa кончается храмом Гроба Господня, в котором находятся Голгофа и Кувуклия, - пещерка, в которой лежало тело Господа после снятия с креста. Всего в храме 14 мест посещения, но эти два считаются основными, и каждый паломник должен непременно побывать в Кувуклии, и потом подняться на Голгофу и приложиться к кресту. Нам это удалось, хотя везде были очереди, состоявшие в основном из соотечественников, паломников из России. Весь храм был заполнен группами из России, которые мы встречали во всех 14 местах посещения.

Очередь в Кувуклию была небольшая и тоже состояла из соотечественников. Перед входом в Кувуклию находится маленькая комната, посреди которой стоит стол-камень, который в воскресение отвалил ангел в блистающих одеждах. Вместо ангела сейчас там стоял грек-распорядитель, который на две-три минуты запускал в Кувуклию 4 человека из очереди и, жестикулируя руками, выпроваживал задерживающихся там паломников криками: «Руссия, Руссия, бистро, бистро!»

На площадке перед Голгофой вместо очереди стояла плотная толпа паломников, не оставлявшая надежды приблизиться к ней. Наша группа скромно стала в конце толпы, а моей супруге Свете как-то удалось оказаться среди паломников-соотечественников, которые уверенно шли вперед, разрезая толпу. В надежде достичь Голгофы, на которую в свой прошлый приезд на Святую Землю я так и не попал, я как-то сумел приблизиться к жене и оказаться в гуще соотечественников.

Дальше ничего делать было не надо - они вынесли нас к Голгофе, и мы смогли приложиться к подножию Креста Спасителя. Оказалось, я был предпоследним из достигших на тот день Голгофы, так как грек-распорядитель остановил поток паломников, потому что начиналось вечернее богослужение.

В храме Гроба Господня мы были еще дважды, сначала в воскресенье на ночной литургии, и потом в день отъезда. Литургия началась примерно в час ночи и проходила около Кувуклии. Престолом служил тот самый стол-камень в маленькой комнатке около Кувуклии. Вел литургию греческий митрополит в сослужении русских священников, которых было не меньше 20-ти, и одного дьякона.

Мне удалось оказаться на небольшом возвышении в нескольких шагах от входа в Кувуклию и хорошо видеть происходящее. Кувуклия снаружи ремонтировалась и была ограждена щитами, поэтому свободного места было мало, а паломников много, и теснота была такая, что невозможно поднять руку для крестного знамения. Все изнемогали от тесноты и ночного бдения, но терпеливо слушали греческое богослужение с его «Кирие, элейсон», а когда ектеньи читались русскими священниками, то под сводами храма раздавалось многоголосое «Господи, помилуй», а в конце литургии – «Отче наш».

Евангелие читалось на двух языках – греческом и русском. На русском читал уже знакомый мне по службе в церкви преподобного Харитона Исповедника молодой дьякон из Рязани, он, наверно, волновался и прочитал негромко и невыразительно. Причастие было из трех чаш, и проходило в большом помещении напротив Кувуклии, где перед этим шло всенощное бдение. После причастия и получения антидора на выходе из зала вся наша группа собралась у камня помазания, где нам подавали запивку, которую предусмотрительно взяла с собойнаш руководитель Надежда. Спать не хотелось, все были радостны и возбуждены. В гостиницу мы вернулись около 4 часов утра.

Ю. Лаптев

Продолжение следует…