Образование на языках нацменьшинств — чувствительный вопрос не только для стран Балтии. Группы жителей «нетитульной» национальности проживают на территории всех стран Европы. DELFI разобрался, какую политику в отношении нацменьшинств проводят другие страны ЕС, как решаются проблемы кадров и учебных пособий и можно ли найти управу на национальные власти в Брюсселе.

Без правил и стандартов

В Евросоюзе нет общих правил, которые бы регулировали систему обучения для групп национальных меньшинств. Все аспекты образования и языковой политики находятся в компетенции национальных властей. И страны ЕС имеют очень разный опыт в данной сфере.

Интересы нетитульных групп защищаются, прежде всего, в двух основных документах Совета Европы — Рамочной Конвенции о защите прав национальных меньшинств и Европейской Хартии региональных языков или языков меньшинств. Однако формулировки в отношении образования нацменьшинств в обоих документах достаточно декларативны или не являются обязательными для государств. Известны случаи, когда страны проводят лояльную политику в отношении нацменьшинств по собственной инициативе. Например, Италия не ратифицировала Хартию, но стандарты соблюдения прав австрийского меньшинства в Южном Тироле считается одним из наиболее высоких в ЕС. Латвия ратифицировала Конвенцию, но категорически отказалась присоединяться к Хартии.

По сути, на уровне Европы до сих пор нет общепринятого определения, кого считать национальным меньшинством и какой статус должен иметь родной язык этой группы. В некоторых странах его признают официально, наделяя статусом «регионального» или «языка нацменьшинств» (например, русский язык имеет статус регионального в Польше и Румынии). Иногда язык меньшинства формально юридически стоит даже выше языка, на котором говорит большинство (в Ирландии ирландский язык, на котором как-то говорит только 40% населения, является первым официальным языком, а английский — вторым).

Другая практика: во Франции до сих пор никакого статуса не имеет язык басков, хотя на нем говорит каждый пятый житель юго-западной части французского департамента Атлантической Пиренеи, а Литва, в свою очередь, официально не признает статус польского языка, при том, что 8,5% населения использует его ежедневно.

Читайте далее на ru.delfi.lt